Семейные конфликты — это всегда дело темное, и сложно найти только одну абсолютно правую или абсолютно виновную сторону. В редакцию ”МК-Эстонии” обратилась Тамара (все имена изменены из этических соображений — прим. ред.), которая борется за право видеться с внуком со своим бывшим зятем. А тот в свою очередь хочет востребовать алименты со своей бывшей гражданской жены, которая на данный момент является нетрудоспособной. Какие права есть у бабушки, и можно ли получить алименты от инвалида, разбиралась ”МК-Эстония”.

У Тамары четверо взрослых детей — сын и дочь от первого брака и две дочери от нынешнего мужа, с которым женщина вместе уже 30 лет. Но долгое время Тамара считала, что детей у нее пятеро. Пятым для нее был внук Паша, сын старшей дочери Ольги, которого бабушка растила с детства. Ольга, которой в октябре этого года исполнится тридцать один год, шесть лет назад попала под машину, и все заботы не только о ней, но и о ее сыне, легли на плечи Тамары.

Алименты в 10 евро

”Дочка не была официально замужем за Вячеславом. В 2006 году у них родился Паша, а через два года они разбежались. В 2010 году Ольгу сбила машина — перелом основания черепа, стопроцентная инвалидность. Я ее заново учила есть, ходить, но с головой она с тех пор совсем не ладит. Сейчас она живет отдельно, ей выделили комнату, но после аварии она даже толком и не понимает, что у нее есть сын, — рассказывает Тамара. — Ну а куда внука? Никуда, мы воспитывали”.

Женщина показывает различные чеки и объясняет, что Паша у них занимался бильярдом, 100 евро в месяц, в бассейн ходил тоже три раза в неделю, в общем, бабушка старалась обеспечить внуку полноценную жизнь, несмотря на диагноз — гиперактивность и дефект концентрации внимания. Да и учился ребенок хорошо, в дневнике только четверки и пятерки.

”Когда дочка подала на алименты от отца Паши, это еще до того, как ее сбила машина, тот только отписки писал, что он в долгах как в шелках, на нем куча кредитов, — говорит Тамара и показывает выписку из банка — по 10 евро в качестве алиментов каждый месяц. — Один раз было 181 евро, но это судебный исполнитель снял, после чего Вячеслав свой счет перевел на другой номер. У него долг по алиментам больше двух тысяч, а взять с него нечего, машина на имя папы, квартира на имя мамы. Вот по десять евро и выплачивал”.

По словам Тамары, чтобы ребенка отправить в школу, надо было обойти врачей, и по всем комиссиям с внуком ходила именно она, потому что больше некому.

”Когда с дочкой случилась беда, мне приходилось и на работу, и к ней в дом по уходу, куда ее перевели из больницы, потом внука из садика забрать… В общем, крутилась, как могла, дочери помогали и муж, — вспоминает Тамара. — Внук жил и ни в чем не нуждался, пока не пришло время его в первый класс отправлять. У меня документы не хотели принимать в министерстве, я объясняла ситуацию, что мамы у ребенка нет, можно сказать, папы тоже. Они мне сказали оформлять опекунство”.

Папа нашелся

Чтобы оформить опекунство, Тамара обратилась в органы опеки в Горуправе, которые нашли отца Паши, Вячеслава. И с тех пор, как говорит женщина, началось их горе.

”С тех пор органы опеки два с половиной года наблюдали, как папа ведет себя с ребенком. Он приезжал, когда хотел, забирал ребенка на час-два, водил в ”Макдональдс” и все. В школу я все покупала, все подарки на праздники тоже я покупала, и все те два с половиной года слышала от органов опеки только одно: ”Вы никто, вы только бабушка, у него есть папа”. И вот этот папа ходил и жаловался на нас: то не так одеваем, то не так кормим. Мне постоянно звонил социальный работник и говорил, что я не даю папе с ребенком видеться. Но как это так я не даю? — возмущается Тамара. — Я не давала только в трех случаях: если Паша болел, делал уроки или был в кружке”.

Женщина объясняет, что им постоянно говорили, что папа в любой момент может забрать сына, и последней каплей стала очередная жалоба социальному работнику со стороны Пашиного отца, после чего Тамара с мужем собрали внука и через органы опеки передали Вячеславу.

”Раз есть права, должны быть и обязанности. Если ему так нужен был ребенок, то он должен был забрать его, как только с Олей случилось несчастье, — заявляет Тамара. — Но нет, все эти годы Паша жил с нами. А дальше стало еще веселее. Вячеслава с Пашей поселили в социальный дом, все общение с ребенком он нам запретил, а еще и подал в суд на мою дочку, которая полностью нетрудоспособна, на алименты, чтобы содержать ребенка. Хотел 215 евро, при том, что у нее 300 евро пенсия по инвалидности”.

Бабушка также говорит, что после того, как ее внук стал жить с отцом, его состояние здоровья ухудшилось, был поставлен диагноз аутизм, к тому же ребенок похудел.

”Я встретила его в городе одного. И это при его диагнозе! Очков, которые мы покупали, на нем не было, сказал, что как разбились, так папа новые и не купил. Сам грязный, нечесаный. Ни в какие секции сейчас не ходит. Да оно и понятно, не на что. Отец-то не работает”, — заключает Тамара.

Без работы, но с ребенком

”МК-Эстония” связалась с Вячеславом, и он подтвердил, что на данный момент не работает. Однако это временно и только по причине того, что сам является инвалидом. Раньше у него была потеря здоровья 70 процентов, а сейчас, согласно последним оценкам, только сорок, но он планирует это оспаривать.

”Ребенок живет со мной, ни в чем не нуждается. Да, сейчас пока он не ходит в секции. Но сын чувствует себя гораздо лучше. У бабушки его кормили только сосисками и ”бомж-пакетами”, поэтому у него и живот был вздутый, и лишний вес был. А сейчас он похудел, стал гораздо реже болеть, — заявляет отец. — Когда его привели ко мне, он был в плохом состоянии, не мог элементарно о себе позаботиться, самостоятельно вымыться. Не знал многих простых слов, что они означают, его оставляли одного дома маленьким, им никто не занимался”.

Вячеслав также говорит, что не дает Тамаре видеться с сыном не потому, что в свое время она запрещала ему свидания с ребенком, а по той причине, что она настраивает Пашу против него. По его словам, сын сам в этом признавался.

”Она только делает вид, что ребенок ей нужен. А на самом деле им нужны деньги — социальные пособия, льготы, которые будут получать как опекуны. Они и на бильярд его отправили, думали, что раз у него хорошо получается, он будет участвовать в турнирах, а там хорошие призы”, — полагает Вячеслав.

Кроме того, он обвиняет Тамару в алкоголизме, а ее супруга в том, что тот бьет членов семьи и когда-то сидел в тюрьме, однако за что конкретно, Вячеслав точно не знает, только предполагает.

”МК-Эстония” попросила Тамару прокомментировать это громкое заявление, и женщина подтвердила, что муж действительно сидел, но было это давно.

”В молодости, ему было 15, он попал в тюрьму. Сказал, что за хулиганство. Но мало ли что было, столько лет прошло! У нас хорошая, благополучная семья, в доме достаток: телевизоры, компьютеры, бытовая техника. Разве было бы все это у нас, если бы мы пили или еще что-то?” — резонно замечает Тамара.

Все в суд

На вопрос о том, почему Вячеслав хочет взыскать алименты со стопроцентного инвалида Ольги, он отвечает, что имеет право на это, поэтому и делает.

”Ей и до того, как машина ее сбила, ребенок был не нужен, она гуляла, пила с тринадцати лет, толком не работала. Наверно, и под машину попала под воздействием алкоголя. И сейчас она употребляет алкоголь, наркотики. Так почему на это у нее деньги есть, а на ребенка нет? Пусть идет работать”, — считает мужчина.

Юрист Данил Липатов из юридического бюро Progressor, который консультировал Тамару, объясняет, что для того, чтобы изменить ситуацию в отношении опеки над внуком, бабушке надо обратиться в суд с заявлением об установлении опеки в интересах ребенка с тем, чтобы ей могли передать его на попечение. Однако пока что Тамара в суд не обращалась по этому поводу.

”Что касается востребования алиментов, закон говорит о том, что тот родитель, с которым ребенок не проживает, обязан платить алименты на его содержание. Алименты не могут быть меньше, чем минимальные. На сегодняшний день это 215 евро, — отмечает юрист. — Но суд может отступить от этого принципа и назначить алименты в меньшем размере или полностью освободить от их уплаты, если лицо полностью нетрудоспособно. То есть человек не способен трудиться и получать доход. В этом процессе были представлены все справки, выписки со счетов, и скоро должно быть решение суда”.

”МК-Эстония” попросила социального работника, курирующего семью, дать комментарий относительно того, с кем же ребенку живется лучше. Но, ссылаясь на Закон о защите личных данных, социальные службы не смогли дать никакого ответа.

Пожалуйста, проверьте правильность указанного Вами адреса электронной почты.
Если адрес указан не верно, мы не сможем с Вами связаться.