«Мы с женой развелись три года назад, — рассказывает 45-летний житель Таллинна Эдуард. — До этого пять лет не жили вместе. Пока мы официально находились в браке, я носил ей деньги на ребенка наличными — по 160 евро. Потом она подала в суд и потребовала 190 евро. А сейчас хочет уже 250 евро. Но мне доходы не позволяют столько платить. К тому же она ребенка не дает». История довольно типичная. Кто кому и сколько должен в таких случаях и кто здесь прав – разбиралась «МК-Эстония».

По словам Эдуарда, когда он в течение пяти лет приносил бывшей жене деньги, ему давали общаться с дочкой без проблем.

«Деньги принес — можешь пойти с ней погулять, — рассказывает он. — Проблемы начались, когда я познакомился с Валентиной, и моя бывшая жена узнала об этом».

Эдуард захотел жениться второй раз, но для этого нужно было оформить развод с Юлией.

«Развелись через суд, она подала на алименты и потребовала 190 евро, — рассказывает Эдуард. — И дочку под разными предлогами видеть мне уже не давала. Мать настраивает ребенка против меня, говорит, что я плохой, что я денег не даю, хотя алименты я плачу исправно».

Есть сомнения

Недавно Юлия снова подала на него в суд: она хочет увеличить сумму алиментов со 190 до 300 евро. Казалось бы, ребенок растет, растут и суммы на его содержание. Однако у Эдуарда есть существенные сомнения в том, что его бывшая жена тратит алименты только на ребенка.

«Смотрите, ребенок занимается баскетболом, это обходится, согласно утверждениям Юлии, в 80 евро в месяц. Она особенно в суде не акцентировала, что 70 евро ей компенсирует мэрия. Плюс английский – 17 евро в месяц. Каждый месяц 20 евро якобы уходит на ремонт компьютера, 40 евро идет на карманные расходы и развлечения в свободное время. Еще 230 евро уходит на питание одного ребенка, которому 11 лет! 50 евро на одежду и обувь каждый месяц, — перечисляет Эдуард. — Расходы на коммунальные платежи — 57 евро, связь — 15 евро, электричество пополам — 8 евро, да и кабельное телевидение она туда же включила — 9 евро. В итоге, согласно иску, на ребенка уходит 611 евро в месяц».

Эдуард сомневается, что ребенку нужно покупать одежду и обувь каждый месяц.

«К тому же, удивительна и сумма, которая уходит на питание — 230 евро. У меня на питание уходит 120 евро в месяц. Ребенок девять месяцев в году полдня питается в школе, продуктовая корзина у нас дешевеет, и сейчас ее стоимость составляет 84 евро в месяц», — отмечает он.

Совсем ничего

«Бывшая жена работает почтальоном, по ее словам, более оплачиваемую работу найти не может. Она получает в среднем по 380 евро в месяц. Плюс 190 евро от меня. Плюс пособие на ребенка и регулярные дотации от города. При этом постоянно заказывает что-то с aliexpress (китайский онлайн-магазин — прим. ред.), каждый месяц на это уходит кругленькая сумма. Я не уверен, что все это для ребенка», — говорит Эдуард.

Он считает, что за год расходы на 11-летнего ребенка не могли так резко вырасти — с 380 до 611 евро. Затем бывшая жена снизила слегка планку и стала требовать от него не 300, а 250 евро в месяц.

«Ладно, форму иногда она покупает дочке для баскетбола, в лагерь отправляет — это стоит 50 евро. Но, например, за участие в соревнованиях в справке из клуба указана сумма в 300 евро. Не слишком ли это много?» — задается вопросом Эдуард.

Он признается, что предпочел бы сам оплачивать дочкин баскетбол, английский, покупать ей форму и одежду. Тогда бы он точно знал, что деньги идут действительно на ребенка. Но спокойно договориться с бывшей женой ему не удается.

И он был бы не прочь платить не 190, а 250 евро, если бы эти лишние 60 евро у него были.

«Я получаю 640 евро чистыми, из них 190 евро уходит на алименты, 310 — кредит за квартиру, которую мы взяли в ипотеку с Валентиной. Это единственное мое место жительства. Еще 17 евро уходит за телефон, 17 евро за страховку. Мы с Валентиной договорились, что я из коммуналки плачу только за электричество, остальное она. В итоге у меня остается меньше ста евро. Если сейчас суд признает, что от этих 100 нужно отнять еще 60, у меня останется совсем ничего», — говорит Эдуард.

«Он сам не хочет общаться с ребенком»

Именно так считает бывшая жена Эдуарда, Юлия. Она добавляет, что не настраивает ребенка против отца — ребенок не хочет с папой общаться.

«Когда он ее берет, он никуда ее не водит, — утверждает Юлия. — И ей попросту с ним скучно. Лучше она пойдет во дворе с детьми побегает, чем с папой куда-то. Они в основном, если встречаются, едут к бабушке со стороны отца».

Она убеждена, что та сумма, которую сейчас переводит Эдуард, недостаточна для растущего ребенка.

«Питание, одежда, кружки — это все требует денег. Взрослому человеку нужно меньше, чем ребенку, потому что он не растет. Взрослый может и десять лет проходить в одной и той же одежде, а ребенку постоянно нужны новые вещи. Эдуард говорит дочке: «Ты чего так много ешь?» Ну как почему? Она же растет!» — возмущается Юлия.

Она считает, что оба родителя должны в равной мере участвовать в воспитании ребенка.

А Эдуард ни разу не сходил на соревнования к дочке, да и на тренировки ее не водит. К тому, убеждена Юлия, вторая жена Эдуарда теперь настраивает его против ребенка.

«Сам же покупает себе квартиру, ездил в Грецию со своей новой женой. Ребенку об этом только рассказывал, но с собой не брал, — приводит пример Юлия. — Если у него есть деньги на кредит за квартиру, должны найтись деньги и на ребенка».

И снова деньги

Эдуард Грецию никак не прокомментировал, однако сказал, что в прошлом году купил дочке на 10-летие велосипед за 500 евро.

«Сейчас же Юлия требует с меня и 250 евро, и ремонт в детской. А я столько выложить не могу. Она говорит, что я никуда ребенка не вожу? Мы ходили с ней и туда, и туда, — начинает перечислять он и показывает фотографии в доказательство своих слов. — Так если у меня заберут еще и эти 60 евро, я точно тогда никуда с ней ходить не смогу. Юлия хочет и алименты увеличить, и чтобы я дочку куда-то водил. Я столько не потяну».

Сейчас Эдуард намерен ходатайствовать о переводе рассмотрения дела из письменного в реальное. А также не исключает возможности, что подаст иск о разделе опеки, потому что убежден: мать может ребенка сильно испортить и навязать ему ложные ценности.

60 евро — не та сумма

Однако с юридической точки зрения шансы Эдуарда на успех куда ниже, чем у его бывшей супруги.

«У родителя есть права и обязанности, — комментирует ситуацию Данил Липатов из юридического бюро Progressor Õigusabi. — Если не реализуются его права, это совершенно не значит, что он автоматически освобождается от обязанностей. Другими словами: если вы не видите своего ребенка, это не значит, что вы не должны платить алименты».

Юрист отмечает, что в его практике обычно бывает так, что воспитывающий ребенка самостоятельно родитель подает в суд на алименты, требуя минимальную сумму. И преимущественно суд это ходатайство удовлетворяет.

«Сейчас минимум составляет 195 евро, и это та сумма, которую даже не надо доказывать, — поясняет юрист. — У нас закон не увязывает размер зарплаты и размер алиментов. В каждом случае это решается индивидуально. И нужно провести большую работу, чтобы доказать, что расходы на ребенка больше установленного законом минимума. Если суд придет к выводу, что эти расходы обоснованы, и сумму алиментов нужно увеличить, то это решение можно будет обжаловать. Но пока идет разбирательство, можно посоветовать более активно принимать в нем участие».

Юрист подчеркивает: в первую очередь должны учитываться интересы ребенка.

Рассматривающий дело судья Фред Фискер в конце июня направил сторонам дела такое письмо: «Предлагаю вам встретиться и заключить компромисс, поскольку если дело будет рассматриваться дальше, то издержки возрастут. А оплачивать их будет проигравшая сторона. Суд не согласен с ответчиком (Эдуардом — прим. ред.), что расходы на питание не могли вырасти на 60 евро. Все мы ходим в магазин и знаем, что 60 евро — это не та сумма, на которую продуктовая корзина не могла вырасти. Если же отец ребенка считает, что деньги расходуются нецелесообразно, что наносит ущерб ребенку, то это не дает основания для того, чтобы не увеличивать сумму алиментов. К тому же, если кредитное учреждение выдало ответчику кредит, когда он уже платил алименты, значит, оно признало его платежеспособность».

Пожалуйста, проверьте правильность указанного Вами адреса электронной почты.
Если адрес указан не верно, мы не сможем с Вами связаться.