Житель столицы Антон (имя изменено) придумал интересную схему, как жить припеваючи. Он набирает кредитов в разных фирмах и банках и… не платит их. Имущества у него нет – он все давно переписал на родственников, доход минимален, и по сути взять с него нечего. Письма из судов идут пачками, судебным исполнителям он прекрасно знаком, но никто не может с ним ничего поделать. Действительно ли подобные действия могут остаться безнаказанными или закон все же дает возможность кредиторам получить обратно свои деньги?

Антон, понятное дело, не единственный такой хитрый и умный. Практически у каждого есть знакомый, который дал в долг и потом замучался получать свои деньги обратно. Некоторые не получили до сих пор.

«Я изначально даже не думал, что дело примет такие масштабы, – откровенничает Антон. – Когда я брал первый кредит, я честно собирался его вернуть. Но потом понял, что не справляюсь. А затем мне подсказали: перепиши имущество на других людей и оформься на минималку, остальное в конверте. Это сработало. Тогда я взял еще кредит – уже в другой фирме. А потом еще и еще. Но если бы вернуть все назад, то я бы сначала переписал имущество на родственников, а потом бы брал кредиты. А так, если найдется грамотный судебный исполнитель, можно подкопаться».

Пока что, добавляет он, никому это не удалось. Всем кредиторам он говорит, что не отказывается долги вернуть, но, простите, денег сейчас нет. При этом ездит на машине, которая записана не на него, и живет припеваючи в хорошо обставленной квартире, которая записана тоже не на него. Хорошо питается, прилично одевается и много улыбается.

Есть еще одна лазейка

Неужели действительно можно так делать, и ничего за это не будет?

«В ситуации, когда человек без имущества и с минимальным доходом набирает всевозможных кредитов, фирма, выдающая кредит, должна проверить досконально его кредитную историю и способность возвращать получаемые займы, – говорит присяжный адвокат из Advokaadibüroo Vindex Евгений Твердохлебов. – Такую проверку проводят при помощи сопоставления данных из разных источников, в том числе, регистра должников».

Также, подчеркивает присяжный адвокат, кредитное учреждение должно перед выдачей денег сначала разъяснить клиенту все возможные риски.

«Например, что в экономике бывают периоды, когда люди массово теряют работу, цены на недвижимость падают, и после реализации ипотек вырученных денег может для погашения кредита не хватить. Стоит убедиться и задокументировать, что клиент это понимает, собираясь заключать договор», – перечисляет Евгений Твердохлебов.

При этом доказывать факт объяснения рисков придется фирме, выдавшей кредит, поэтому она должна позаботиться об этом. Если это сделано не было, то клиент потом может сказать в суде, что кредитор его не предупредил, а сам он такими знаниями не владеет.

«Госсуд неоднократно выносил решения, что в некоторых случаях можно избавиться от необходимости возвращать кредит, если при его выдаче не выполнялись упомянутые обязанности, и из-за этого заем был взят или дан по ошибке, то есть без учета всех имеющих значение обстоятельств», – подчеркивает присяжный адвокат.

И в таких случаях, по его словам, если кредитор не сумеет доказать, что платежеспособность клиента проверил и о рисках до заключения договора его предупреждал, должник может предъявить иск о возмещении ущерба и зачесть требование кредитора со своим требованем. И тогда суд может освободить должника от обязанности выплачивать кредит (в размере ущерба).

«Хотя Госсуд не раз на такую возможность указывал, суды низших инстанций все же обычно решают иначе, взыскивая полученные должником суммы», – добавляет Евгений Твердохлебов.

То есть получается, что Антон мог действовать и по-другому: зацепиться за то, что в фирмах, где он брал кредиты, ему подобных вещей не объясняли. А он заверяет, что не объясняли. И через суд добиваться, чтобы его кредиты вообще в таком случае списали. Но это работает только в том случае, если изначально злого умысла по уводу имущества от кредиторов не было.

Покупателям и родственникам стоит быть осторожнее!

«Фирмы, выдающие кредиты, должны проверять своих клиентов, иногда по несколько раз, – добавляет Евгений Твердохлебов. – Может быть так, что когда человек заключал договор, у него еще было имущество и доход. А потом ситуация изменилась, доход уменьшился. Чтобы такого не происходило, кредиторам важно регулярно обновлять свои данные и обращать внимание на подобные изменения».

Как же быть, если должник переписал все на родственников, а сам гол как сокол?

«Если имущество оформляется на родственников, то предполагается, что родственник знал о долгах человека, даже если на самом деле он и не был в курсе, – поясняет присяжный адвокат. – И в таком случае сделку могут отменить».

Бывает так, что должник переписывает свою квартиру, к примеру, на маму, а машину – на сестру. Те, в свою очередь, быстренько продают это имущество. Можно ли аннулировать такие сделки?

«Можно, – говорит присяжный адвокат. – Если не будет опровергнуто утверждение, что они знали, что сделка наносит ущерб кредиторам и при этом все равно продали имущество, то потом нанесенный ущерб в размере рыночной стоимости квартиры и машины можно потребовать с них. Поскольку действует презумпция, что они знали, что подобная сделка ухудшает положение кредитора. И получится, что был один должник, а станет два или три».

Что же касается новых покупателей квартиры и машины, которому мать и сестра их продали, то тут, по словам Евгения Твердохлебова, есть нюансы.

«Если имущество куплено по цене, ниже рыночной, то и у кредиторов, и у управляющего тоже могут возникнуть предположения, что покупатель тоже должен был знать об ухудшении положения кредиторов. В таком случае есть риск, что и против покупателя будет подан иск об отмене сделки, и он будет вовлечен в различные споры», – рассказывает о последствиях присяжный адвокат.

А дальше у него могут забрать через суд купленную вещь, он тоже станет кредитором и будет пытаться получить свои деньги.

То есть представьте: вы покупаете квартиру, берете, допустим, кредит в банке. Потом выясняется, что квартиру вам продали родственники человека, у которого проблемы с долгами. В рамках банкротного производства против вас подают иск, чтобы забрать квартиру. Если суд решит, что сделка странная и есть основания полагать, что вы знали об ухудшении положения кредиторов, то купленную квартиру у вас забирают, а сделку аннулируют.

Вы становитесь обычным кредитором, как и все остальные, и все, что вам остается – надеяться на лучшее и ждать, что у них вдруг появятся деньги. И хорошо, если у них есть деньги – а если с них тоже взять нечего? В итоге у любого покупателя недвижимости есть риск остаться без жилья, и при этом он будет должен каждый месяц платить банку за квартиру, которой у него нет не по его вине.

«А иногда деятельность по спасению имущества может иметь и уголовные последствия, – подчеркивает присяжный адвокат. – Поэтому в разных схемах, которые на первый взгляд могут показаться очень выгодными, можно участвовать только если есть четкое представление о последствиях и уверенность, что все делается законно. Если же речь идет о дорогих сделках, то выгодно будет прибегнуть к помощи специалиста, который расскажет вам о подводных камнях и последствиях».

Банкротство: подводные камни

Антон говорит, что у него есть еще один вариант – если сильно прижмут, он может просто объявить себя банкротом. Однако этот вариант не так прост, как кажется.

«Во-первых, в рамках банкротного производства у банкротного управляющего есть право через суд произвести отвоевывание имущества должника, – говорит юрист Данил Липатов из Progressor Õigusbüroo. – В зависимости от обстоятельств, судом может быть признана недействительной сделка, направленная на увод имущества должника и заключенная 5 лет назад».

Таким образом, если банкротный управляющий докажет, что у Антона был изначально злой умысел, и он начал переписывать имущество на третьих лиц, когда уже запахло жареным, то сделки могут аннулировать.

При этом Антону себя объявить банкротом выгоднее, чем кредиторам инициировать такое же производство.

«Госпошлина при подаче заявления о банкротстве для кредитора составляет 300 евро, для должника 10 евро», – подчеркивает юрист.

С какой же суммы можно говорить о начале банкротного производства? Могут ли человека объявить банкротом, к примеру, из-за 200 евро?

«Если мы говорим о частных лицах, то предпосылкой для возбуждения банкротного производства является требование кредитора в размере не менее 1000 евро. Но заявление о банкротстве может быть подано и при меньшем требовании, в том случае, если в течение года по данному требованию велось безрезультатное исполнительное производство», – поясняет Данил Липатов.

Считается, что это простой и удобный способ ухода от долгов. Так ли это? Какие есть подводные камни?

«Банкротное производство – не самая простая юридическая процедура, имеющая ряд механизмов, защищающих как интересы должника, так и кредиторов,

– подчеркивает юрист. – Через 5 лет после возбуждения банкротного производства суд по ходатайству должника может освободить его от выполнения оставшихся обязательств и прекратить производство. При прилежном исполнении своих обязательств со стороны должника это можно сделать и через 3 года после возбуждения банкротного производства».

Что же касается сроков давности, то где-то указывается 3 года, где-то – 10 лет. Какая же цифра правильная?

«Три года – срок давности по востребованию долгов, если кредитор не подал в суд. Если же уже есть судебное решение, то его могут исполнять в течение 10 лет», – поясняет юрист.

Пожалуйста, проверьте правильность указанного Вами адреса электронной почты.
Если адрес указан не верно, мы не сможем с Вами связаться.