«Моя дочка жила с мужчиной в неофициальном браке, у них родился ребенок. Но тот ее бросил, когда узнал о беременности. Этот мужчина ребенка не признал, то есть в графе, где должен значиться отец, пусто, моя дочь – мать-одиночка. Сейчас мальчику уже шесть лет, и тут вдруг отец решил доказать свое отцовство», — рассказывает читательница «МК-Эстонии» Людмила.

По ее словам, этот мужчина всегда вел разгульный образ жизни, пьянствовал, пытался отнять ребенка. Они даже подавали заявления в полицию.

«А теперь пришло письмо, что дочь обязана сделать ДНК-тест на установление отцовства, чтобы он имел права на ребенка. Но нам ни алиментов, ничего от него не надо. Да и ему-то этот ребенок не нужен, это все из мести делается. Дочка ходила к адвокату, в социальные органы, но никто помочь не может», — сетует Людмила.

Юрист Данил Липатов говорит, что установление отцовства – та процедура, от которой мать ребенка уклониться не может.

«Проблему нужно рассмотреть в иной плоскости, — считает он. – А именно:

законом гарантирована равная возможность родителей на общение с ребенком, помимо обязанностей по его попечению.

Однако тот же самый раздел Закона о семье, который регламентирует данные права, содержит в себе положения, позволяющие через суд ограничить общение кого-либо из родителей с ребенком, в том случае, если это противоречит его интересам и может нанести ему вред».

При этом, как подчеркивает юрист, ограничение на общение с ребенком никоим образом не освобождает родителя от обязанности его содержать.

По словам юриста, мать ребенка может обратиться в суд с соответствующим заявлением по поводу ограничения права на общение отца ребенка, прекращения совместного попечения над ним, и вместе с тем обратиться в суд с исковым заявлением о взыскании с отца алиментов.

Но все это необходимо делать уже после или в том же процессе, что и установление отцовства.

Пожалуйста, проверьте правильность указанного Вами адреса электронной почты.
Если адрес указан не верно, мы не сможем с Вами связаться.